Записки путешественникаИспания → Гуггенхайм в стране басков

Гуггенхайм в стране басков

10 Июл 2012

ГуггенхаймМузей Гуггенхайма в Бильбао, ставший символом нового подхода к музейной архитектуре, несомненно, является одним из ярчайших примеров новаторства в проектировании музеев, предназначенных для показа современного искусства. Экспонирование инсталляций и работ больших размеров требует больших площадей. Произошел переход от так называемого «белого куба», аскетичного здания с примитивной функцией хранилища и выставочного зала, к более яркой и волнующей музейной архитектуре, которая сама является произведением искусства. Тематика музея естественным образом связана со всемирно известным Фондом Гуггенхайма, частью которого он и является. Начиная с музея Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке, согласно концепции Томаса Кренса, Фонд Гугенхайма превратился в синоним современного искусства, что полностью отвечает феномену глобализации. Музей в Бильбао, открытый в 1997 г., — часть проекта, созданного для возрождения заброшенной промышленной территории. Этот проект, целью которого было возрождение баскской провинции, и в частности города Бильбао, начал осуществляться в 1 998 г. План перестройки города с сохранением его прежнего облика нашел поддержку в Фонде Гуггенхайма и совпал с его желанием укрепить
Ночью музей выглядит еще более эффектно: стены, облицованные тонкими титановыми пластинами, благодаря театральной подсветке создают чарующую игру светотени.
Но этом наброске архитектор при помощи волнистых изогнутых линий запечатлел свои первые представления о здании, а современные компьютерные программы позволили довести идею до совершенства.
Волнистые стены, облицованные титаном, придают архитектуре динамичность. При солнечном свете она воспринимается совсем не так, как ночью.
Главный вход — это красивый узкий проход, который подчеркивает монументальность архитектуры. Неправильность объемов, изогнутые стены подчеркивают пластичность архитектуры, характерную для проектов Гери.
Титановое покрытие чередуется с застекленными поверхностями, которые позволяют дневному свету проникать в выставочные помещения. Основные объемы имеют криволинейные очертания, что напоминает нам о барокко.
Просторный вестибюль — одно из самых светлых помещений музея Гуггенхайма в Бильбао: солнечные лучи попадают через широкое застекленное отверстие, которое Гери поместил в самой высокой части здания.
Войдя в музей, посетители попадают в просторный вестибюль, который ведет на этажи и в выставочные помещения. Внушительных размеров здание обладает своеобразным внутренним пространством благодаря пересекающимся линиям и неровным стенам.
Судьба улыбнулась Фрэнку О. Гери, которому удалось одержать победу над известным архитектором Арата Исозаки и «Куп Химмельблау». Во время работы Гери воспользовался компьютерными программами и самыми современными расчетами, в том числе программой СаНа, созданной для самолетостроения и применяемой при проектировании некоторых военных французских самолетов. Эта программа позволила архитектору вдохнуть жизнь в здание с бесчисленными криволинейными поверхностями, напоминающее современный собор, обладающий необычайной пластичностью. Здание облицовано почти 30 000 пластин, изготовленных из 60 т титана, добытого в Австралии, переплавленного во Франции, прокатанного в Питсбурге и, наконец, обработанного в Великобритании и Италии, в результате чего получились пластины толщиной 0,3 мм. Затем их смонтировали так, чтобы они могли под воздействием ветра медленно двигаться. Местоположение музея также усиливает воздействие архитектуры: здание построено на берегу реки Нервион и небольшого искусственного озера, солнечные лучи, отражаясь от воды, отбрасывают блики на блестящие титановые пластины, создавая сияющую оболочку вокруг всей конструкции.

«Три красных испанских Венеры» Джима Дайна (1997) — работа одного из главных представителей американского поп-арта.
В «Настенной росписи № 83 1» Сола Левитта (1997) геометрические, ярко окрашенные фигуры меняют восприятие зала.
«Нереальный город» Марио Мерца (1985) — одно из его знаменитых иглу. Он трактует подобные сооружения в контексте размышлений о человеке, искусстве и обществе.
В просторных помещениях музея представлены такие инсталляции, как «Снейк» Ричарда Серра (слева) и «Лабиринт» Роберта Морриса (справа, 1974).
Создается такое впечатление, что здание построено из текучего, жидкого материала, который не только движется, но и изменяет свой цвет и оттенок в зависимости от погодных условий или времени суток. Внутри здание разделено на три этажа, на четвертом располагаются системы кондиционирования. Огромный вестибюль имеет высоту почти 50 м и освещается естественным светом, падающим из широких окон, выходящих на реку. От него отходят крылья, в которых расположено почти 19 разных выставочных залов, связанных с вестибюлями криволинейными подвесными переходами, застекленными лифтами и башнями с лестницами. Над всем возвышается огромный свод с отверстиями неправильных очертаний, через которые проходит солнечный свет. В постоянную экспозицию входят произведения современных испанских, баскских и зарубежных художников, которая, в зависимости от расписания временных выставок, пополняется работами из других музеев Фонда Гуггенхайма. Среди выставленных здесь работ можно увидеть произведения таких знаменитостей, как Ричард Серра, Марк Ротко, Роберт Раушенберг, Жан Мишель Баскиа, Кристоф Болтански. Перед входом возвышается большая скульптура «Щенок» Джефа Кунса, которая всегда покрыта цветами соответственно времени года, и инсталляции Дженни Хольцер, Луизы Буржуа, Ива Кляйна и Фудзико Накая. Центр вызвал не только похвалы, но и гневное осуждение, так как архитектура вступила в соревнование с произведениями, которые в нем выставлены. Но все же музей Гуггенхайма в Бильбао остается примером сложного проектирования, символом не только нового подхода к строительству музеев, но и ценным вкладом в историю современной архитектуры.
Величественный фасад музея Прадо в Мадриде в классическом стиле, спроектированный архитектором Хуаном де Виллануэва, имеет внушительный дорический портик, от которого отходят две ионических колоннады. Перед зданием музея возвышается памятник одному из величайших испанских художников Диего Веласкесу.
Глядя на картины «Люди на ходулях» и «Игра в прятки», молодые посетители открывают для себя другого величайшего испанского художника, Франсиско Гойю.
Во многих деталях музея Прадо заметно увлечение архитектора Хуана де Виллануэво творчеством Андрее Палладио. Например, в этом куполе. Жители Барселоны обожают футбол, потому они знают все последние новости спорта. Трудно найти в городе человека, который бы не интересовался этой отраслью.


468x60
Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля
468x60